Во время визита в Лаппеенрантский технологический университет в Финляндии поговорили с профессором Ахметом Сефахом (Ahmed Seffah) об устройстве университетов в разных странах и регионах. Ранее Ахмет работал в университете Конкордия в Монреале, Канада, поэтому может сравнить университеты Европы и Северной Америки на основании собственного опыта.

Visit to LUT

Ахмет Сефах утверждает, что в Европе совершенно не правильно представляют себе, как работают университеты США и Канады. Согласно европейским представлениям, эти университеты управляются как крупные корпорации, ключом к успеху является внедрение KPI для сотрудников и маркетинг. Однако на самом деле причины успеха североамериканских университетов совсем в другом.

Во-первых, профессор в университете США или Канады совершенно независим. У него есть бюджет, который он может расходовать по своему усмотрению. Профессору не может указывать почти никто, включая директора департамента. Исключение составляет только декан. Профессор может брать себе в команду кого хочет, если посчитает это необходимым, ни с кем это не согласовывая.

Такая система работает благодаря высокой конкуренции. Позиция tenured профессор предполагает пожизненный найм с высокой зарплатой. Однако до нее доходит только один из семи кандидатов. Таким образом, профессорами становятся самые высококвалифицированные исследователи. Таким исследователям университеты полностью доверяют и мелочный контроль считается излишним.

В Европе же процветает бюрократия. Профессор ничего не может сделать сам без большого числа согласований различных служб. Поэтому эффективность работы профессоров в Европе гораздо ниже, чем в США и Канаде.

Во-вторых, в Северной Америке коммерческие компании по другому относятся к университетам. Считается, что университеты - это источники полезных знаний. Многие компании доверяют университетам и заказывают им проведение исследований и разработок. Причем опять же без лишней бюрократической волокиты. В качестве примера Ахмет рассказал о контракте с канадским банком на 200 тыс. долларов, содержание работ по которому описывалось всего на двух страницах.

Университеты, в свою очередь, стараются привлечь к совместной работе как можно больше коммерческих компаний, для чего регулярно проводят различные мероприятия. Например, университет Конкродия раз в год организует день открытых лабораторий, во время которого проходят экскурсии по лабораториям университета для всех желающих. Мероприятие не просто рекламное, но и фандрайзинговое. Как правило, за один такой день университету удается собрать 10 млн. долларов. Посетители университета делают пожертвования и заключают контракты на исследования и разработки. Поэтому мотивация к участию в таких мероприятиях и демонстрации своих возможностей у сотрудников университета очень высокая.

В Европе ситуация совершенно другая. Коммерческие компании не доверяют университетам и делают очень мало заказов. Контракты, которые все-таки удается заключить, опять же забюрократизированы. Это же относится и к Европейским грантам на исследования: заявки и отчеты очень большие и сложные. Причем объем финансирования меньше, чем по сопоставимым проектам в США и Канаде.

Также мы обсудили изменения, происходящие в Российских университетах, основным содержанием которых является укрупнение подразделений и университетов в целом. По опыту Ахмета, такой процесс сейчас идет не только в России, но и в Европе, и по всему миру. Причем логику объединений иногда понять очень сложно. Например, в Лаппеенрантском технологическом университете после недавних изменений программная инженерия, которой занимается Ахмет Сефах, стала относиться к Школе бизнеса и управления.

На мой взгляд, Российским университетам в первую очередь не хватает именно современных подходов к управлению. Примитивная бюрократическая и клановая система управления российскими университетами не соответствует сложной структуре деятельности сотрудников университета. Без усложнения механизмов управления вряд ли стоит ожидать образования и исследований мирового уровня.